Глава АЛРОСА: Ангола — это зона стратегических интересов компании

Выдержки из интервью “Ъ” гендиректора АЛРОСА Сергея Иванова

<...> — Для АЛРОСА смена президента Анголы и руководства в ангольской компании Endiama — это скорее плюс или минус? Какую систему продаж Catoca — вашего СП с Endiama — вы предложили партнерам?

— Ангола — это зона стратегических интересов компании, я уже побывал там четыре раза с начала работы в АЛРОСА. Новый глава Endiama Жозе Мануэл Ганга Жуниор долго возглавлял Catoca, хорошо знает актив, а в АЛРОСА хорошо знают его, и мы видим, что сразу начали приниматься решения. Мы приветствуем изменения, которые происходят на алмазно-бриллиантовом рынке Анголы, как вы знаете, договорились и фактически в ближайшие дни закрываем сделку по увеличению нашей доли в Catoca до 41%, причем по хорошей цене. Рядом с Catoca находится одно из крупнейших в мире и очень хорошее по содержанию алмазов месторождение Luaxe, освоением которого уже год занимается Catoca.

Мы ожидаем, что система продаж алмазов в Анголе станет более прозрачной, эти вопросы обсуждались на встрече с новым президентом Жоау Лоуренсу и были им поддержаны. Дальше были встречи с Endiama и Sodiam, по итогам которых задекларировано, что Ангола собирается сделать инвестклимат более привлекательным для алмазодобывающих компаний. Мы как мировой лидер и по добыче, и по продаже алмазов взяли на себя ответственность предложить руководству Анголы и компаний разные модели, при которых можно обеспечить максимизацию цены алмазов не только Catoca, но и любого аллювиального или коренного месторождения в Анголе. В течение нескольких месяцев ожидаем решений по организации продаж, прежде всего по Catoca.

— Почему китайский акционер Catoca, China Sonangol (18%), вообще не участвует в выкупе пакета выходящей из актива Odebrecht?

— Мы изначально договаривались с руководством Анголы, что в случае выхода Odebrecht пакет будет поделен пополам между российской и ангольской стороной. С ангольской стороны было принято решение, что это будет Endiama.

— А китайцы не против? Эти договоренности не нарушают акционерное соглашение по Catoca, если оно вообще есть?

— Нет, все решения одобрены набсоветом Catoca, подписан президентский указ, который четко регламентирует сделку. Китайские акционеры и не претендовали на какую-то часть этого пакета, насколько я помню.

— Понятно ли, сколько может стоить освоение Luaxe и как будет финансироваться проект? Говорилось, что общая сумму может составить около $1 млрд, деньги на первый этап может дать ВТБ.

— Мы считаем, что нам существенно удастся оптимизировать инвестиции в силу того, что месторождение находится вблизи действующего месторождения Catoca с двумя обогатительными модулями, и часть руды можно будет обогащать там. Жизненный цикл Catoca заканчивается в 2034 году, соответственно, остается вся инфраструктура — логично возить туда руду на обогащение при расстоянии 20 км, а не строить то же самое на удалении.

Определенные инвестиции в создание инфраструктуры вокруг Luaxe и небольшое расширение мощностей понадобятся. Есть разные варианты в зависимости от объемов добычи, но мы считаем, что никаких миллиардов долларов там не будет, наверное, ограничимся несколькими сотнями миллионов долларов. По финансированию никаких переговоров ни с кем не было. В принципе, сегодня в случае необходимости АЛРОСА может сама сделать любые инвестиции в Luaxe за счет текущего денежного потока. В то же время, можем пойти по пути проектного финансирования. Поскольку пока эти же вопросы со стороны Endiama еще не решены и глубоко не проработаны, никакой серьезной нагрузки на АЛРОСА проект не предполагает. Пока ожидаем обогатить пробную партию кимберлитовой руды с месторождения в конце 2018 — начале 2019 года и после приступить к финальному ТЭО, уже понимая качество алмазов.

— Каковы перспективы работы в других странах — Намибии, Индии, Венесуэле?

— Никаких переговоров не ведем ни по Намибии, ни по Индии. У нас было предложение с индийской стороны рассмотреть участие в месторождении Бундер, но мы знаем, что оно крайне сложное — в связи и с экологией, и с рядом территориальных ограничений. У нас есть четкий фокус на Россию и Анголу, мы сегодня не готовы заниматься проектами в других странах, если это не какая-то совсем очевидная по экономике тема. Поэтому если будут продавать какой-то действующий актив, мы готовы быстро посмотреть, но аппетита к поисковой, к высокорисковой геологоразведке в других регионах у нас нет. <...>

Автор: Анатолий Джумайло 

Источник: Коммерсантъ

Вернуться назад »
Коротко:

РЭЦ поддержит поставки гражданских самолетов в Африку

25 мая на полях Международного Петербургского экономического форума прошла церемония подписания мемо... Подробнее »

Путин обсудил с президентом ЦАР активизацию сотрудничества

Президенты России и Центральноафриканской Республики провели переговоры в Стрельне. Владимир Путин и... Подробнее »
Экономика, ЦАР25.05.2018 14:12

Первый экономический форум Россия - Чад

Нджамена, 26.03.2018 — 28.03.2018
Национальный союз предприятий Чада совместно с Московской торово-промышленной палатой организуют пер... Подробнее »
Чад 12.03.2018 17:00

Российские компании в Южной Африке пока в роли догоняющих

Южно-Африканская Республика не является традиционным торговым партнером России, однако ни расстояние... Подробнее »
Экономика, ЮАР 17.05.2018 12:09
партнеры ТПП РФ Внешэкономбанк