Спутник обеспечит видеосвязь с золотыми рудниками в Африке

Мария ЧИМИРИЧКИНА, Павел ЛЕБЕДЕВ

После того как российское золотодобывающее предприятие Nordgold приобрело рудники в Африке, стало понятно, что видеоконференции между московскими офисами и новыми удаленными площадками нужны будут компании ежедневно. Однако существующие на объектах каналы передачи данных не могли обеспечить необходимый уровень связи — телекоммуникационная инфраструктура континента недостаточно развита. Проблему решило создание защищенной корпоративной сети IP VPN на спутниковых технологиях компании Orange Business Services. Об уникальном африканском проекте рассказали Виктор Скоробогатов, руководитель по ИТ Nordgold, и Оливье Кессон, коммерческий директор Orange Business Services в России и СНГ.

В 2012 году перед золотодобывающей компанией Nordgold, на тот момент уже имеющей рудники Lefa в Гвинее и Taparko в Буркина-Фасо, а также находящийся на стадии строительства рудник Bissa в Буркина-Фасо, встала задача создания надежных каналов связи для организации видеоконференций между московским офисом и африканскими площадками.
Поставщиком телекоммуникационных сервисов выступил оператор Orange Business Services. Его инфраструктура базируется на собственной MPLS-сети и охватывает 220 стран мира.
CNews: Расскажите о бизнесе Nordgold. Каков масштаб деятельности компании?
Виктор Скоробогатов: Nordgold – независимая золотодобывающая компания, основанная шесть лет назад и специализирующаяся в основном на российском и развивающихся рынках. За последние 2-4 года произошел значительный рост бизнеса за счет приобретения новых и развития существующих активов. В 2012 году предприятие вышло на международный уровень – разместило свои глобальные депозитарные расписки на Лондонской фондовой бирже. Темпы роста 2011-2012 годов также были рекордными, и объем производства в прошлом году составил 717 тыс. унций золота. Сегодня компания владеет 9 действующими рудниками в четырех странах мира: России, Казахстане, Буркина-Фасо и Гвинее. Кроме этого Nordgold имеет один объект на этапе разработки, пять – на стадии поздней разведки, а также обладает рядом геологоразведочных проектов в странах СНГ, Западной Африки и Французской Гвианы.
CNews: Какова специфика ИТ- и телекоммуникационной инфраструктуры компании? Какова цель проекта Orange?
Виктор Скоробогатов: Все диктует география. Рудники расположены в отдаленных местах, поэтому телекоммуникации – одно из важнейших направлений для обеспечения бизнеса. Вообще мы используем практически все возможные виды связи с нашими объектами: это и спутник, и наземная, и радиорелейная типы связи.
ИТ- и телекоммуникационная инфраструктура должна удовлетворять нашим требованиям к качеству передачи данных, видео (практически каждый день мы проводим видеоконференции между московским офисом и рудниками), и одновременно она, с одной стороны, не должна быть избыточной, то есть ее создание и обслуживание не должно требовать лишних денег, а с другой – позволять масштабировать, если возникнет такая необходимость.
Проект с Orange появился именно для решения задачи организации видеоконференцсвязи с африканскими активами (на российских объектах эта практика уже успешно применялась). Данные рудники были приобретены Nordgold уже действующими, и, конечно, некие каналы связи существовали. Для передачи данных они нас полностью устраивали и продолжают устраивать. Однако после того как было принято решение использовать в работе видеоконференцсвязь, стало понятно, что возможностей существующих каналов для реализации этой задачи недостаточно. Именно поэтому было решено построить новый канал связи, оптимальный с точки зрения требуемой пропускной способности. В результате проекта с Orange мы получили спутниковый канал с трафиком туда-обратно, и качество связи нас полностью устраивает.
CNews: Почему был выбран вариант спутниковой связи? Вряд ли можно говорить о том, что это экономичное решение. Как вы оцениваете его окупаемость?
Виктор Скоробогатов: Безусловно, спутниковая связь заведомо дороже, минимум пятикратно по сравнению с наземной или радиосвязью. В данных условиях, учитывая географию объектов, причем не только то, что это Африка (хоть и не такая развитая, как хотелось бы, однако телекоммуникационная инфраструктура в этих странах все же присутствует), но и то, что рудники находятся в удалении от городов, — альтернативы не нашлось. К тому же не забывайте, что мы говорим о потребности в качественной видеосвязи, и вариант с применением спутниковых технологий оказался единственно приемлемым.
Именно поэтому не вполне корректно говорить об окупаемости проекта. Однако положительный экономический эффект для бизнеса, конечно, ощутим как с точки зрения сокращения затрат на командировки, международные телефонные переговоры, так и с точки зрения управления — в первую очередь ускорения принятия управленческих решений.
CNews: На каких технологиях построены новые каналы передачи данных Nordgold?
Виктор Скоробогатов: Подключение африканских активов Nordgold к сети Orange было организовано по выделенным спутниковым каналам по технологии SCPC (Single Carrier Per Channel) с гарантированной максимальной скоростью. Для этого был задействован спутник «Arabsat 5a» компании Arabasat (Саудовская Аравия). Спутник имеет покрытие территории Западной и Центральной Европы и всей территории африканского континента. На каждой площадке установлена спутниковая антенна Prodelin диаметром 2,4 м и спутниковый модем Comtech. Пропускная способность спутникового канала для каждого сайта – 2 Мбит/с. Средние задержки в спутниковом канале – 600 мс (туда-обратно). По каналам организован сервис VPN с поддержкой приоритизации для различных типов трафика (Data, Video, Voice), в том числе для организации видеоконференций.
Французский телепорт в Берсене, пригороде Парижа, — крупнейший спутниковый телепорт Orange в мире — задействован для приземления трафика спутниковых каналов. От телепорта организовано продление канала по наземной ВОЛС Orange до головного офиса Nordgold в Москве. Задержки в наземном канале от телепорта в Париже до Московского офиса клиента – 80 мс (туда-обратно). А далее уже наша задача – передать сигнал в корпоративную сеть Nordgold.
CNews: Из каких статей состоял бюджет проекта?
Виктор Скоробогатов: Бюджет учитывает стоимость спутникового сегмента, который выделялся под данное включение, стоимость предварительного обследования, конечного оборудования и стоимость самой услуги по поддержанию сервиса.
CNews: Расскажите, как был реализован проект. Какой этап был самым сложным / масштабным?
Виктор Скоробогатов: В первую очередь специалисты интегратора обследовали площадки и условия, в которых должно быть смонтировано оборудование. Orange – международная компания, и на данном этапе была привлечена местная команда нашего партнера, что позволило сэкономить на перелетах российских сотрудников и поисках африканских субподрядчиков. К тому же местные эксперты лучше знают специфику региона, что, согласитесь, очень важно.
Далее было необходимо подготовить площадки: поставить бетонное основание, оснастить крепежом и т.д. Эти работы осуществляли мы. Параллельно проводилась закупка оборудования. Хочу отметить, что доставка осуществлялась не из России, а напрямую от производителей, что позволило сэкономить. В проекте действительно была очень трудоемкая логистика, потому что законодательство Буркина-Фасо и Гвинеи предъявляет особенные требования к процедуре ввоза на территории своих стран высокотехнологичного оборудования. Однако процедуры были завершены в срок. Когда оборудование было доставлено, пришла очередь специалистов Orange его монтировать и настраивать. После того как новые каналы были подключены к сети Nordgold, прошло тестирование сигнала и собственно видеокоференцсвязи.
Весь проект в целом был реализован за полгода.
CNews: На чьей стороне техническое сопровождение решения?
Виктор Скоробогатов: Если мы говорим о поддержке работоспособности оборудования и канала (спутника, спутникового модема, антенн, телепорта во Франции, оптического канала до Москвы) – все это находится в зоне ответственности Orange. Параметры поддержки регулируются контрактом и SLA.
Поддержку сервиса видеоконференцсвязи мы с партнером осуществляем совместно: Orange отвечает за канальную составляющую, а компания «Инфоком» (входит в группу Nordgold) — собственно за проведение видеоконференций.
CNews: Предполагает ли созданное решение запас масштабируемости? В каком случае это может потребоваться?
Виктор Скоробогатов: Созданное решение масштабируемо. Сейчас в Nordgold реализуются несколько проектов по внедрению централизованных корпоративных систем (SAP, корпоративный портал, система документооборота, централизация АСУ ТП), а также ряд инфраструктурных проектов, которые просто невозможно завершить, если нет каналов связи, единой сети. Сейчас мы реализуем проект по созданию единой телекоммуникационной сети компании, обладающей определенными характеристиками, которые отвечают новым задачам. Увеличиваем пропускную способность части каналов – это в первую очередь касается тех, которые расположены на территории России. Подобные работы на африканских каналах запланированы на следующий год.
CNews: Почему в качестве исполнителя проекта была выбрана компания Orange?
Виктор Скоробогатов: Orange одержал победу в нашем тендере, и, оглядываясь на результаты проекта, могу сказать, что мы ими вполне удовлетворены. Во время поиска исполнителя нам было важно, чтобы он имел соответствующую экспертизу, обладал достаточным опытом. Безусловно, то, что компания Orange является международной, это несомненный плюс. Она имеет возможность привлекать африканских специалистов, что, конечно, экономит средства и, кроме этого, позитивно сказывается на сроках и качестве выполнения ряда работ, для которых локальный опыт имеет большое значение. Наконец, Orange использует современные технологические решения, которые дают возможность реализовать сложные, уникальные задачи для бизнеса. Сегодня мы имеем надежную и качественную видеоконференцсвязь и оптимальную программу поддержки.
CNews: Какова экспертиза Orange в области телекоммуникаций? Какие услуги вы предлагаете своим клиентам?
Оливье Кессон: Прежде всего, я хотел бы отметить, что наша компания является уникальным игроком на телекоммуникационном рынке России. Мы международный оператор, и при этом у нас есть собственная сеть, широкий набор лицензий, включая лицензию на дальнюю связь, большая команда – около 1000 человек по всей стране. Мы сфокусированы только на решениях B2B, и у нас большая команда специалистов в этой области.
Один из наших ключевых продуктов — IP VPN, передача данных и голоса, кроме того, мы предлагаем услуги по организации ВКС, облачные решения, также в России у нас есть аутсорсинговых контакт-центр, услуги которого мы предлагаем заказчикам.
CNews: Расскажите о географии вашего бизнеса: сколько стран покрывает ваша сеть и в каких регионах вы продаете свои услуги?
Оливье Кессон: Наша сеть передачи данных и голоса охватывает 220 стран, это практически весь мир. В166 странах у нас открыты офисы и есть локальная поддержка заказчиков. В России у нас собственная инфраструктура: в европейской части уже очень плотное покрытие, и мы инвестируем в инфраструктуру на территории Сибири и Дальнего Востока. В этом регионе наша сеть растет, увеличивается ее пропускная способность.
CNews: Какие технологии используются при строительстве сети: оптоволокно, спутниковая связь или и то, и другое?
Оливье Кессон: Протяженность нашей российской магистральной оптоволоконной сети насчитывает 8500 км, еще 7500 км городских сетей доступа — «последних миль». В России у нас 5 спутников-телепортов, способных принимать и ретранслировать сигналы, а на объектах наших клиентов установлено более тысячи спутниковых станций. Кроме того, у нас есть два международных канала связи, выходящих на Европу.
CNews: Каково общее число клиентов Orange во всем мире?
Оливье Кессон: Если подсчитать только транснациональные корпорации, которые являются нашими клиентами, то 5 тыс. В России у нас также около 5 тыс. клиентов, большинство из которых — крупные компании, включая иностранные и российские. Среди наших клиентов: Сбербанк, ВТБ, Danone, L`Oreal, Росбанк, Heineken, Siemens и многие другие.
CNews: Вы работаете с клиентами из различных регионов. Есть ли разница в потребностях заказчика в зависимости от страны? В чем специфика российских клиентов?
Оливье Кессон: Я не могу выделить какие-то особенности работы в России. Как и везде, здесь мы оказываем услуги связи, позволяем компаниям повысить эффективность их бизнес-процессов. Нет никакой разницы между российскими или, скажем, французскими компаниями. Я хорошо знаком с французским рынком и все лучше узнаю российский, и не вижу никакой разницы в потребностях бизнеса здесь и там. Гораздо важнее размер компании и ее задачи.
CNews: Расскажите о крупнейших проектах, реализованных компанией. Какие из них вы могли бы выделить?
Оливье Кессон: Интересен наш проект для Heineken – одного из крупнейших международных производителей пива. Мы предоставляем компании услуги связи в 53 странах для 1100 подразделений, включая Россию. Если говорить о российских заказчиках, то можно назвать проект с банком «Открытие»: для него мы построили IP VPN, объединившую более 100 отделений, расположенных в 40 городах России.
Хотелось бы отметить также проект, реализованный для золотодобывающего предприятия Nordgold. Мы нацелены на то, чтобы развивать свою экспертизу в данной вертикали.
CNews: Почему вы выделяете именно эти проекты?
Оливье Кессон: Эти три проекта, а также проект для Росбанка выделяются масштабом и комплексностью решения. Orange – поставщик комплексных решений, а не только оператор связи или эксперт по каким-либо отдельным техническим вопросам. Задача систем, построенных на наших решениях, – повысить эффективность бизнеса заказчика, ликвидировать «болевые точки». Например, компания JTI хотела снизить расходы на инфраструктуру – и мы взяли ее на аутсорсинг. «Росбанк» стремился организовать эффективную работу на высококонкурентном трейдинговом рынке. Для Nordgold важно было найти эффективный способ коммуникаций между местами добычи и центральным офисом.
CNews: Расскажите о проекте, реализованным для Nordgold. Каковы были его задачи? Почему российское подразделение – Orange Russia – решило участвовать в тендере?
Оливье Кессон: Nordgold занимается добычей золота в Африке, и компании было необходимо организовать видеоконференцсвязь между головным офисом и африканскими объектами, чтобы оперативно управлять бизнесом и экономить на командировках сотрудников. Orange соединил рудники в Африке со штаб-квартирой в Москве, построив IP VPN сеть через спутник.
Выяснив, что в Африке есть определенные сложности со связью (в странах Западной Африке мало операторов, а те, что есть, основываются на спутниковых решениях), команда была готова к тендеру на спутниковые частоты. Проекты по подключению на международном уровне являются для Orange стратегически важными; единая сеть по всему миру и наличие сотрудников во многих странах является нашим исключительным преимуществом.
CNews: Это был типовой проект, вам уже приходилось реализовывать похожие решения?
Оливье Кессон: У Orange установлено более 3 тыс. клиентских спутниковых станций по всему миру, в 90% стран уже есть собственные спутниковые решения. Подобные проекты проводились не впервые. Так, в копилке компании – соответствующие проекты для большого количества мультинациональных компаний, а также министерств иностранных дел ряда европейских государств, которые таким образом организуют связь со своими представительствами во всех точках мира.
CNews: Есть ли у проекта в Nordgold специфика?
Оливье Кессон: Она связана с территорией, на которой пришлось работать. Во-первых, законы каждой страны предписывают лицензировать оборудование в соответствии с установленными в ней правилами. Кроме этого, было важно учесть требования к таможенному оформлению для его ввоза. Мы привлекли своих специалистов и сторонние компании для того, чтобы минимизировать расходы и сократить время на всевозможные административные процедуры. В итоге удалось получить лицензии в рекордно короткие сроки – не более двух месяцев.
Во-вторых, немалую роль сыграл географический фактор. Шахты находились в удаленных местах с полным отсутствием инфраструктуры. Транспорта в этих местах нет, поэтому специалистов приходилось доставлять туда сначала самолетом, а потом на авто.
В-третьих, необходимо было принять во внимание жаркий и влажный климат. Было важно убедиться, что в тропический шторм не пострадает оборудование (например, не погнутся антенны). К реализации проекта была привлечена опытная команда глобального Orange, которая уже решала аналогичные задачи в Африке.
CNews: Как была организована работа над проектом? Какие проблемы возникали и как вы их решали?
Оливье Кессон: Нужно отметить, что в реализации проекта участвовало несколько команд Orange, которые находились в разных странах, в нескольких часовых поясах: в Африке, во Франции, в Америке и, самой собой разумеется, в России. Особых сложностей не возникало, так как у каждой из команд большой опыт работы в своей области. Как правило, если и возникали вопросы, то они решались быстро и в рабочем режиме.
CNews: Планирует ли Orange Russia тиражировать полученный опыт?
Оливье Кессон: Ожидается, что буквально в ближайшее время будет подписан контракт с еще одной крупной российской добывающей компанией, которая ведет бизнес в Африке – этот континент представляет определенный интерес предприятий данной отрасли. Безусловно, Orange рассчитывает развивать экспертизу, т.к. одним из приоритетных направлений развития бизнеса для компании является работа с российскими заказчиками, которые собираются вести бизнес за рубежом.
 

Источник: CNews

Вернуться назад »
Коротко:

Совбез ООН снял санкции с Эритреи

Cовет безопасности ООН проголосовал за снятие санкций против Эритреи, 14 ноября передает агентство A... Подробнее »

"Лукойл" рассматривает вхождение в проект Eni в Нигерии

"Лукойл" рассматривает вхождение в проект итальянской Eni в Нигерии, сообщил жур... Подробнее »

Международная нефтяная конференция и выставка

Лагос, 23.01.2019 — 24.01.2019
23-24 января 2019 г. в Лагосе в 3-й раз состоится крупнейшая в Западной Африке международная отрасле... Подробнее »
Нигерия 11.12.2018 00:21

Зачем Alibaba и партнеры летают в Африку?

Мировой фондовый рынок в четверг вырос третью сессию подряд. Отчётность компаний, ожидания пер... Подробнее »
партнеры ТПП РФ Внешэкономбанк