Эксклюзивное интервью посла Южного Судана в России

Алексей АНДРЕЕВ

Республика Южный Судан (РЮС) 9 июля отметит вторую годовщину своей независимости, объявленной по итогам референдума 2011 года. Об историческом пути, пройденном новым государством, нынешнем межсуданском урегулировании и отношениях с нашей страной в интервью "ИнфоРосу" рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Южный Судан (РЮС) в Российской Федерации Шол Денг Алак.

- Господин посол, у вас уникальная судьба. Крайне редко бывает, чтобы дипломат сначала был послом одной страны, а затем стал представлять в том же государстве другую страну.

- Так исторически сложилось, что мне выпало быть послом в Российской Федерации поочередно Республики Судан и Республики Южный Судан. Южный Судан к независимости привели Народное движение освобождения Судана (НДОС) и его составная часть – Народная армия освобождения Судана (НАОС). Но освободительное движение изначально не рассматривало подобный исход событий в качестве стратегической цели. Могу самым непосредственным образом судить об этом, поскольку я был первым политическим комиссаром НДОС, заняв этот пост еще летом 1983 года. Мы базировались на юге страны, но не хотели распада государства, стремясь к созданию Нового Судана. Борьба оказалась долгой, и только в 2005 году было достигнуто Всеобъемлющее мирное соглашение. Спустя шесть лет состоялся референдум, на котором почти 99% населения Южного Судана проголосовало за независимость.

- Среди российских политологов, занимающихся международной тематикой, бытует мнение, что распад исторической Республики Судан на два государства был выгоден прежде всего США, преследующим в вашем регионе собственные политические и экономические цели. Как вы прокомментируете такую точку зрения?

- Программа нашего движения, повторюсь, была основана на идее единого Нового Судана. В годы "холодной войны" нам активно помогал Советский Союз. Я учился в СССР (на кораблестроительном факультете Одесского института инженеров морского флота – Ред.), в вашей стране происходило формирование моего мировоззрения. Естественно, что суданское освободительное движение приняло социалистическую идеологию и нашло союзников в Африке и мире в целом.

Мы создали Институт изучения стратегии революционных войн и Политическую школу, которые я возглавил. Изучали философию марксизма-ленинизма, варианты социалистического развития. На этой почве сотрудничали с тогдашним руководителем Эфиопии Менгисту Хайле Мариамом, представлявшим в нашем регионе социалистический лагерь. Помощь из СССР поступала нам через другие страны, и Эфиопия играла в этом важную роль. Напомню, что мы хотели поменять реакционную систему в Хартуме, пользовавшуюся в те времена поддержкой США. Вашингтон был особо заинтересован в сохранении единого Судана (со всеми его природными богатствами) на проамериканской основе. И позже, несмотря на смену правящих режимов в Судане, Америка поддерживала центральные власти в Хартуме, пытаясь удержать страну в орбите своего влияния. Но единство Судана также хотели сохранить и НДОС, и СССР.

- А после крушения СССР в 1991 году?

- Коллапс СССР, как известно, сопровождался падением многих ориентировавшихся на него режимов. Не стала исключением и Эфиопия. Но мы продолжали пользоваться поддержкой не только прежних союзников (таких как Куба, Зимбабве, Алжир, Ливия). По мере распространения информации о происходящем в Судане (о том, как исламизация сочеталась с разными формами жесточайшей эксплуатации трудящихся, а число жертв гражданской войны достигло трех миллионов человек) заручились поддержкой Европы, соседнего Египта, ЮАР, сбросившей режим апартеида, целого ряда других стран. Изменилось и отношение к нам со стороны США. Хартум в свою очередь, стремился сохранить собственные дипломатические позиции, но мир видел, что нежелание властей менять свою политику ведет лишь к маргинализации государства. Мы хотели равноправия, а нам навязывали исламистские порядки, арабский национализм. В итоге мы сказали "до свидания".

- То есть идея Нового Судана ушла в прошлое?

- Я надеюсь, что в будущем мечта о едином новом государстве все же осуществится, ведь мы прожили вместе с северянами 150 лет. В любом случае о "государстве Новый Судан" можно говорить как о программе-максимум, а программа-минимум, которой мы сегодня придерживаемся – это хорошие отношения с Хартумом, на основе сохранения и окончательного уточнения нынешних границ Южного Судана, при сотрудничестве в использовании богатых природных ресурсов Судана и справедливом распределении доходов от этого дела. Недавние переговоры президентов Судана и Южного Судана в Джубе (столице РЮС. – Ред.), встречи представителей сторон на международных площадках показывают, что мы готовы к нормализации отношений с Севером.

- А как в целом вы прокомментируете апрельский визит президента Республики Судан Омара аль-Башира в Джубу?

- Это был первый такого рода визит президента Омара аль-Башира в Республику Южный Судан с момента признания ее независимости 9 июля 2011 года. Президента сопровождала делегация высокого уровня: советники, помощники президента, министры и журналисты. Глава Республики Судан совместно с делегацией провел переговоры со своим коллегой - генералом Сильвой Кииром Маяардитом, президентом Республики Южный Судан. Переговоры закончились созданием Комитета высокого уровня с целью дальнейшего контроля над исполнением условий достигнутых соглашений по вопросу реализации дорожной карты от 27 сентября 2012 года. Южный Судан стремится к совместной работе с Республикой Судан по выполнению плана дорожных карт.

Правительство Республики Южный Судан демонстрирует свою приверженность к мирному сосуществованию с Республикой Судан. Оно также одобрило возобновление экспорта нефти через Судан и подписание соглашения по открытию 10-ти пограничных постов. Южный Судан призвал суданские партии продолжать сотрудничество в том же духе, а также быть реалистичнее и принять предложения Реализационной комиссии высокого уровня Африканского Союза по вопросу финального статуса Абьеи (спорной территории между Суданом и Южным Суданом. – Ред).

В числе согласованных вопросов был также вопрос экспорта нефти Южного Судана через пункт "Порт - Судан", ведь по факту нефть уже экспортируется через Судан. К концу мая первая партия нефти пойдет на международный рынок. Также обе стороны обязались создать буферную зону между двумя странами. Это обуславливается тем, что границы между Югом и Севером, протяженностью в две тысячи километров, были зоной споров и претензий. Южный Судан уже вывел все свои войска из обозначенной буферной зоны, и до сих пор Республика Судан не имела никаких претензий по этому вопросу. Правда, правительство в Хартуме не упускает возможности нарушить достигнутые соглашения, и это соглашение, возможно, не будет исключением. В любом случае, в настоящее время Республика Южный Судан вывела свои войска из обусловленной буферной зоны. Нефть Южного Судана теперь поступает в нефтепровод и достигает Порт-Судана.

При этом Судан уже вовлечен, прямо или косвенно, в дестабилизационные действия. В районе Абьеи правительство Судана привело к действию свои военные формирования, более известные как силы обороны, которые сожгли дома в четырех деревнях, убили семь невооруженных жителей (представителей этноса динка). 3 мая ситуация дошла до убийства верховного вождя Куол (Адол) Денг Куола. В данный момент положение напряженное и угрожает сохранению недавно достигнутого хрупкого мира.

- А как обстоят дела с расследованием обстоятельств гибели в Южном Судане четверых членов экипажа российского вертолета Ми-8, сбитого с земли?

- Прежде всего, разрешите выразить соболезнования и поддержку родственникам и друзьям погибших. 21 января в Россию были доставлены два черных ящика, в Россию приезжала группа экспертов из Южного Судана, проводящих расследование. Я присутствовал при первом вскрытии этих ящиков. Сейчас работа по этому делу ведется и в Южном Судане и в России. Согласно протоколу о порядке расследования, оно должно завершиться к концу мая. Место, где произошла трагедия, до сих пор остается зоной боевых действий между правительственными силами и боевиками. В апреле в этом районе были убиты 12 сотрудников миротворческой миссии ООН. Войска Южного Судана намерены навести порядок в этой области, чтобы никакие бандитские главари, вроде получившего известность в СМИ "командира Яу-Яу", не могли вести себя безнаказанно. Народ и правительство Южного Судана заинтересованы в самых лучших отношениях с Россией, а вот тот же Яу-Яу и другие преступники действуют в роли "третьей стороны", стремящейся дестабилизировать межсуданское урегулирование и дискредитировать Южный Судан в глазах всего мира.

- Российские авиаторы известны активной работой по линии воздушных перевозок в Судане по линии ООН. Помимо международных миротворцев, кто занимается авиаперевозками в Южном Судане?

- У нас есть свои небольшие авиакомпании. Правда, в реальности они имеют пока по два-три судна. Правительство РЮС собирается заняться развитием и модернизацией этой сферы. Кроме того, у нас работают авиакомпании из Кении, Уганды, Эфиопии, а по части дальних международных перевозок – и из Дубая, авиакомпания "ФлайДубай".

- Как обстоят дела с переносом столицы Южного Судана из Джубы в другой город – Рамсель?

- Переезд займет несколько лет, ведь необходимо построить целый ряд новых правительственных объектов, модернизировать всю инфраструктуру. Сам Рамсель расположен в очень хорошем месте на берегу Нила. Его перестройка будет символизировать настоящее сближение города и деревни. В этом проекте нам помогает Южная Корея. Конечно, хочется, чтобы Россия участвовала в этом деле.

- Южный Судан – самое молодое государство не только Африки, но и мира. Надо выстраивать свою экономику, вырабатывать инвестиционную политику. В то же время ваша страна обладает богатым историческим опытом борьбы за самостоятельность.

- Дел очень много. Мы пережили несколько фаз исторического развития. Первая – проникновение работорговцев из Азии и Европы, фактически грабивших местное население, вторая – прямая колонизация, и наконец, третья, когда после освобождения от иностранного владычества, большие державы стремились забрать у нас все ресурсы. Да, сегодня мы открыты для инвестиций. Но совместные проекты должны осуществляться на "прозрачной" основе, на базе тендеров, ведь сегодня мы никому не обязаны предоставлять какие-либо преференции.

- Российские компании интересуются Южным Суданом?

- У нас уже работает небольшая компания из России, занимающаяся нефтепереработкой. Но все только начинается. Полагаю, что у экономического сотрудничества России и Южного Судана очень неплохие перспективы.
 

Источник: ИнфоРос

Вернуться назад »
Коротко:

Совбез ООН снял санкции с Эритреи

Cовет безопасности ООН проголосовал за снятие санкций против Эритреи, 14 ноября передает агентство A... Подробнее »

"Лукойл" рассматривает вхождение в проект Eni в Нигерии

"Лукойл" рассматривает вхождение в проект итальянской Eni в Нигерии, сообщил жур... Подробнее »

Международная нефтяная конференция и выставка

Лагос, 23.01.2019 — 24.01.2019
23-24 января 2019 г. в Лагосе в 3-й раз состоится крупнейшая в Западной Африке международная отрасле... Подробнее »
Нигерия 11.12.2018 00:21

Зачем Alibaba и партнеры летают в Африку?

Мировой фондовый рынок в четверг вырос третью сессию подряд. Отчётность компаний, ожидания пер... Подробнее »
партнеры ТПП РФ Внешэкономбанк